Мустай Карим: жизнь на миру
К 85-летию классика современной российской литературы, самобытного мыслителя, неустанного общественного деятеля.

"Моё основное моральное кредо таково: всегда жить на миру. Много лет тому назад, когда я справлял себе домик в Юматово, строители хотели поставить высокий глухой забор вокруг участка. "Не надо этого делать, — сказал им. — всё равно в срамном виде я во двор не выйду. К тому же за высокой оградой небогоугодных, людям непригодных дел совершать не намерен…"
Мустай Карим

Писатель и историк Николай Михайлович Карамзин умер в мае 1826 года. В июне Николай I утвердил приговор декабристам. В просвещённом обществе отчаивались: если бы Карамзин был жив, царь не посмел бы.

"Вот умрёт Лев Толстой, всё сразу пойдёт к чёрту", — такой тревогой Чехов поделился с Буниным. А на второй день Первой мировой войны Томас Манн пишет: "Странная вещь, но будь старик ещё жив — ему ничего не надо бы было предпринимать, только быть на свете, только находиться в Ясной Поляне, и этого не случилось бы, это не посмело бы случиться"…

Кажется, сегодняшняя Россия не вполне осознаёт, что, слава богу, живёт и здравствует ещё на нашей земле поэт, мудрец и чистейшая совесть Мустай Карим. Если бы полнее осознавала, если бы из года в год издавались в Москве и расходились бы по всей стране его сочинения, если бы не стояли между ним и народом дымовые завесы "букеров", фабричного производства "дамских романов" и переводной чуши, то уж, наверное, и миллиардеры наши по крайней мере не выставляли бы напоказ свою неправедную роскошь, и иные политики смутились бы своей продажностью, и теле-газетные хамы приглушили бы свои проповеди вседозволенности, бесстыдства и "пофигизма". И больше, куда больше честного люда укрепили бы слова Мустая Карима, его вера в вечную правду, и в неодолимость совести, и в праведный суд над злодействами, и в неизбывность нашего Российского Отечества…

Ему повезло быть башкиром. Башкортостану повезло, что у него есть Мустай Карим. Однако если мудрость, может быть, и бывает в каких-то своих оттенках национальной, то совесть — она для всех людей одна. И большой талант, хочешь-не хочешь, достояние всеобщее, одному лишь своему этносу не принадлежащее.
Да, Мустай Карим, конечно, башкирский поэт. Но пока ещё всё-таки помнятся времена, когда Ираклий Абашидзе, Чингиз Айтматов, Расул Гамзатов, Мустай Карим, Алим Кишоков, Кайсын Кулиев, Давид Кугульдинов, Микола Нагнибеда были "своими", "нашими" для всех и во всех концах страны. Теперь же тревожась открываешь тома "Краткой Российской Энциклопедии" (М., 2003): кто остался, а кто "отчуждён" от нашей общей культуры.

Мустай Карим — "свой" и "наш" и для башкир, и для татар, и для русских, и для украинцев — и в дальних странах тоже. Такова завораживающая сила его таланта, его ума, его искренности.

Творчество Мустая Карима охватывает и глубинные давние времена и сегодняшнюю неприкаянную действительность, его герои — и титан Прометей и "маленький человек" из обойдённого сокрушительным прогрессом аула. Мустай Карим — поэт, писатель, драматург, мыслитель ХХ века. И потому — советский. Другим быть не мог: в такое время и в таком месте родился, вырос, воевал, трудился честно и неустанно. Он — из тех, кто не отрекается от своего времени, от своего слова и от самого себя. Да и отчего и как отречься? И для чего? И кому это надо?

Он — Герой Социалистического Труда, кавалер девяти советских орденов (десятый — новый "За заслуги перед Отечеством" III степени), в том числе заслуженных на войне ордена Красной Звезды и орденов Отечественной войны II и I степеней, двух орденов Ленина, двух Трудового Красного Знамени, Дружбы народов, "Знака Почёта"; он — лауреат Ленинской премии, Государственной премии СССР, Государственной премии РСФСР имени К.С.Станиславского, Республиканской премии Башкирской АССР имени Салавата Юлаева, заслуженный деятель искусств РСФСР…

На фронте, где-то под Мценском, в августе 1942 года 23-летний деревенский парень, выучившийся в пединституте на учителя и уже автор двух напечатанных книг, а теперь, при наступлении вражеских танков, начальник связи артдивизиона, младший лейтенант Мустафа Каримов был тяжело ранен — большой осколок немецкого снаряда пробил его левое лёгкое. В госпитале этот осколок извлекли. И покалеченный стихотворец вернулся на фронт, став военным корреспондентом. Воевал и стихотворными строками: сборник стихов "Мой конь" ("Минен атым") — 1943-го года рождения, сборник "Стихотворения" ("Шигырзар") — 1945-го, поэма "Декабрьская песня" ("Декабрь йыры") — 1942-го, поэма "Ульмасбай" ("Yлм®сбай") — 1942-1944.

А что до героя труда, так ведь в самом деле трудился, не щадя сил: книга за книгой, пьеса за пьесой, переводы на башкирский язык стихов Тараса Шевченко и других поэтов, повести для детей... А ещё — публицистика. И ещё — депутатская работа, бесчисленные поездки, встречи с читателями, конференции, переписка, работа в Союзе писателей, которые для писателя — тоже писательский труд, ибо дают пищу уму и нагружают душу.
Впрочем, даже самые подробные и откровенные признания писателей о том, как они пишут, не в состоянии передать, что это за мученический труд, какие это не ведомые даже самым близким людям муки сомнений и самоедства, самоограничений и ожиданий.

Достаточно припомнить, с кем дружил и дружит Мустай Карим, как любопытны ему народы и страны, чтобы убедиться: орден Дружбы народов уж кем-кем, а им-то заслужен. Да и сам он своим именем возвышает достоинство этого немало "оказёненного" благороднейшего ордена.

В Башкортостане Мустай-агай — патриарх, кумир, защитник и судия. Его слово воспринимается в республике как истина в последней инстанции. Почёт и почитание — таков главный "читательский отклик" на творчество и жизнь Мустая Карима.

Что же касается "заслуг перед Отечеством", то кто и как может их оценить? Только время. И оно уже оценило: высшей степенью, не третьей…

В теперешней России часто говорят: нет у нас больше авторитетов как раньше. Но ведь есть же Мустай Карим!

Источник - tatworld.ru
Категория: Мустай Карим | Добавил: РФ (22.01.2019)
Просмотров: 46 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close